≈ Журнал Friends-Forum.com ≈
 
Главная
 
Выпуск #16
15/12/2005
Просмотров: (20006)
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ
ФОТОГРАФИЯ
ПРОЗА
КИНО
STUFF
БУДУАР
ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО...
ФОРУМ ШУТИТ
КУЛЬТУРА, ИСКУССТВО
ПРАЗДНИКИ и ТРАДИЦИИ
ОТ РЕДАКЦИИ
КТО ЕСТЬ КТО
ИСТОРИЯ
СОБЫТИЯ МЕСЯЦА НА F.-F.
ЛИТЕРАТУРА
КУКОЛЬНЫЙ МИР
 
 
Стеклянный потолок необыкновенный дизайн именно стеклянный.
 
Архив
 
  Поиск:
 


  Добавить статью
  Пишите нам
 
 
Вход для авторов


Женский журнал Jane
Интернет каталог сайтов - JumpLink.ru
WWWCat: каталог интернет-ресурсов
Narod.co.il Top 100


Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, Реклама!
Fair.ru Ярмарка сайтов
Знакомства Cайт знакомств, девушки, мужчины, женщины, любовь, знакомство cлужба знакомст


Сейчас в эфире[2]:
 Гостей: 2
 Участников: 0


  Лоя

Несколько слов об авторе повести. 

 Знакомьтесь,  Александр Марюхин,

1961 г.р., живет в г. Кропоткине. Политолог.
Редактор издания "Родник Правды".

ЛОЯ 

 

        События, о которых пойдёт повествование, происходили в 335 году до нашей эры в древнегреческих колониях Георгиппии (ныне - Анапа) и других, в столичном селении   княжества юго-западных русо-скифов, располагавшемся на территории центральной    части нынешнего города Кропоткина на реке Кубани (Гипанис) и основаны на реальных  исторических фактах. В километре к западу от Кропоткина до сих пор виден курган соследами раскопок древнескифского погребения, золотые украшения из которого, хранящиеся в Золотой кладовой Государственного Эрмитажа, и ныне поражают воображение самых искусных ювелиров своим совершенством и невозможностью повторения даже при помощи  современнейших технологий. Говорят, что когда-то давно на кургане стояла огромная каменная скульптура амазонки с копьём в руке и сидящей у ног рысью.… Эти земли хранят ещё очень много тайн…

 

 

 

       I

      Над Георгиппией нещадно палило солнце. Майское марево висело, казалось, над всем Боспорским царством. Синдская гавань была забита торговыми судами и рыбацкими лодками. У входа в гавань основательно и величественно, даже не покачиваясь на лёгкой волне, стояли две греческие триеры.
      Раскалённый воздух, пропитанный смолой и тухлой рыбой, не давал дышать. Воины ходили нагишом, напялив на себя лишь  старательно натёртые до блеска, сверкающие бронзой шлемы с конскими гривами, да кожаные сандалии среди снующих торгашей, рабов и всякого сброда.Торговый двор  Георгиппии шумел, как улей. Кого здесь только не увидишь: хозяев города – греков с величавой походкой, лукавых евреев – менял, купцов из далекой Индии, узкоглазых китайцев, голубоглазых россичей и скифов, суровых аланов, соседей Георгиппии меотов и сарматов, краснобородых персов и рыжих армян. Разнообразие товаров поражало воображение. Здесь торговали холстом, пенькой, мёдом,
 самоцветами, оливковым маслом и вином, шкурами, верёвками, солью, салом, орехами, бастурмой, оружием, пшеницей, рабами, скотом, сушеными и свежими фруктами, вяленой рыбой. Был здесь китайский фарфор и шелк, благовония и пряности, бронзовая посуда из Междуречья и еще много чего. Нынче здесь был богатый выбор трофейного оружия, посуды и тканей из разрушенных новым повелителем Греции, македонским царем Александром непокорных Фив.

     Небольшой отряд скифов во главе с княжичем Алором и советником князя Хозергом прибыл сюда, чтобы заключить договор с афинскими купцами о поставке стальных мечей, наконечников, стрел и копий, бронзовых деталей конской упряжи, серебряной посуды для княжеского стола и много другого в обмен на зерно, бараний жир, шкуры пушных зверей. Чтобы заключить выгодную сделку, Хозерг решил не пользоваться услугами местных посредников – евреев и греков, живущих за счет перепродажи товаров, а договориться с купцами напрямую. В ожидании кораблей они остановились на торговом дворе Георгиппии лагерем в пятнадцать палаток.
     Самым тяжким для молодых и сильных воинов было переносить насмешки, издевки и угрозы местных проходимцев, провоцировавших конфликт. Получив приказ Хозерга не ссориться ни с кем, они изо всех сил терпели и старались не обращать внимание на негодяев. Все обошлось благополучно. Прибыли купцы, состоялась обоюдовыгодная сделка, где каждый получил то, что хотел, и маленький отряд скифов отправился домой. Путь их пролегал вдоль мутного Гипаниса, по правому высокому, покрытому степью берегу до излучины реки, где в песчаной седловине находилась столица скифского княжества
 – селение в несколько тысяч  жителей.
     Путь был неблизкий, но закаленным в походах воинам такое путешествие казалось легким развлечением и удовольствием. Степь кишела дичью. В рационе путников всегда было свежее мясо степного зайца, битая птица, печеная рыба, пойманная тут же на привале в реке или озерке прямо руками. Через неделю спокойного перехода, нагруженные товаром повозки были всего лишь на расстоянии часа пути от своего селения.

                                                                  II

     Приказав воинам следовать дальше без него под руководством Хозерга, молодой княжич отправился на левый, лесистый берег реки немного поохотиться, в надежде подстрелить крупную добычу. Переправившись с конем вплавь, Алор обтерся насухо, оделся и углубился в чащу, наполненную щебетом птиц, стрекотанием цикад и кузнечиков, голосами зверей, чудесными ароматами лесных трав и цветов, влажным запахом прелых прошлогодних листьев.
     В свои двадцать пять лет Алор еще не был женат. У него было много подруг, но ни одна ему не нравилась по-настоящему. Его последняя любовница Сарсат была не лучше других. Алору уже порядком надоели ее наигранные ужимки и улыбки, ненастоящий смех и пустые разговоры. Считаясь одной из красивейших девушек селения, она не очень волновала его кровь. Алор чувствовал интуитивно, что за этим смазливым личиком скрывается коварная натура. Он не бросал ее лишь потому, что знал: вряд ли ему удастся найти среди соплеменниц такую девушку, которая смогла бы удовлетворить запросы его энергии, души и фантазии. Ему и сейчас не хотелось возвращаться домой,
 зная, что там ему снова встретиться Сарсат. Может быть поэтому он и отпустил отряд, стараясь как-то оттянуть этот неприятный момент. Путешествуя с отрядом своих воинов по побережью от греческих колоний Патрея и Гермонассы до самой Колхиды, не встретил он девушки, способной поразить его воображение. Не говоря уже о виденных им на рынках рабынь, даже на лицах свободных женщин и девушек были написаны наигранные смирение и кротость, показная неприступность и серьёзность, либо легковесная глуповатая радость.
     Уставая от постоянного внимания соплеменников и соплеменниц, Алор любил иногда поохотиться или прогуляться один. Простор степей, величие гор, таинственность лесов давали отдых и подпитку его тщательно скрываемой от всех сентиментальности. Вот и сейчас он беззаботно шел с конём по звериной тропе, наслаждаясь густым лесным воздухом, шумом весеннего леса и своей молодостью. В такие минуты он испытывал приливы оптимизма и душевного равновесия.
 

                                                                 III

        Вдруг со стороны реки ему послышалось конское ржание. Алор прислушался. Ржание повторилось более отчетливо. Осторожно раздвигая ветки, мягко ступая по влажной, засыпанной валежником и прелыми листьями земле, он пошел на этот звук. Пройдя шагов пятьдесят, он уже явно слышал фырканье и секущие звуки лошадиного хвоста. Алор, слегка напрягшись, аккуратно пригнул ореховую ветку и увидел на небольшой, покрытой сочной травой полянке пасущуюся лошадь. У ствола мощного
 платана лежала кожаная сбруя безо всяких украшений, короткий меч в кожаных ножнах, лук, колчан со стрелами, кожаная одежда и шкура рыси, очевидно служившая попоной для лошади. На кусте бузины сушился кусок легкой ткани. Всадника не было.
     Тут Алор услышал всплески воды и присмотрелся к реке. Метрах в трех от берега купалась девушка, загребая к себе руками воду. Алор сразу понял – это амазонка. Он много слышал о них от стариков, от отца, о том, что когда-то они населяли лесистое левобережье, но ушли из этих  мест в предгорья.
      Короткие каштановые волосы, тонкий прямой нос, высокий гордый разлет черных бровей, большие зеленые глаза – таких девушек не бывает ни у скифов, ни у других известных ему народов. Алор почувствовал, как заволновалось его сердце. Девушка уверенной походкой, слегка размахивая руками, стараясь, нагнувшись, зачерпнуть ладонью воду, стала выходить из реки. На ней не было одежды. Длинные крепкие ноги, высокие бедра держали гибкий, сильный торс. Во всей ее фигуре чувствовалось что-то хищное, кошачье. Впечатление усиливал слегка настороженный, быстрый взгляд уверенного в себе человека.  У самого берега девушка уже бегом выскочила из воды, повернулась лицом к реке и, широко расставив ноги, нагнувшись, уперев руки в колени, быстро-быстро завертела головой, сбрасывая фонтаны брызг с мокрых волос. Ее гибкое тело напряглось, словно тетива. Невысокие груди были так упруги, что, слегка дрожа, не меняли при этом своей формы.
     Алор следил за девушкой, затаив дыхание. Он любовался ею, понимая, что уже пленен этой красотой, и упускать такую добычу ему никак нельзя. Мысленно он уже отрабатывал, как это можно сделать. Амазонка отвернулась от воды, потянувшись, погладила свое тело, смахивая капли воды, блестевшие на загоревшей, лоснившейся от упругости коже. Подняв к небу руки и глаза, она несколько секунд  что-то шептала, затем, внимательно вслушавшись в тишину, огляделась и, успокоившись, грациозно,
 высоко держа голову, поднялась на поляну. Похлопав по крупу лошади, девушка подошла к одежде. Она сняла с куста бузины ткань и обвязала ею бедра. Затем надела кожаные штаны, короткую тунику из легкой ткани, мягкие сандалии и кожаный панцирь.
     Увидев, что девушка оделась, Алор вышел из зарослей. Амазонка, услышав шум, быстро схватила меч и вырвала его из ножен, резко повернулась и приняла угрожающую оборонительную позу, в правой руке держа меч, а в левой – ножны с болтающимся кожаным поясом. Алор остановился.
     - Девушка, не бойся меня! – сказал он мягко, протянув к ней правую руку ладонью вверх. Сердце его трепетало, наполненное жгучим желанием любовной страсти, но разум подсказывал не торопиться, быть осторожным и терпеливым. Он нарочно не спрятал ее оружие и дал возможность девушке одеться, чтобы не испугать ее сразу и не испортить всего, что он уже себе неясно, но как-то подсознательно представлял.
     - Иди ко мне! – поманил он ее руками, не мигая глядя в ее глаза. Она была прекрасна: сдвинутые к переносице брови, жгучий бойцовский взгляд, лохматые мокрые волосы, оскал стройных белых зубов, напряжённо-свободная поза, готовая к прыжку. «Богиня!»- подумалось Алору. Он осторожно сделал ещё один шаг навстречу. Девушка угрожающе закричала что-то на непонятном ему языке, резко взмахнув мечом. Алор начал входить в азарт своей охоты. Не отрывая спокойного мягкого взгляда от девушки, он сделал ещё один шаг вперёд. Она попятилась немного…Ещё шаг…
     Девушка неожиданно сделала мощный прыжок вперёд, рассчитывая мечом разрубить Алору шею. Только молниеносная реакция спасла его от удара. Меч со свистом резанул воздух. Ловко увернувшись, Алор резким ударом запястья выбил меч из руки амазонки. Пронзительно вскрикнув, она с силой вонзила согнутый локоть Алору в живот. Мышцы пресса сработали моментально. Воин даже не почувствовал боли. Схватив девушку обеими руками, он сильно сжал её в своих объятиях. Застонав, она ногой ударила Алора по икрам. Оба покатились по траве. Всё время схватки лошадь с испуганным ржанием металась по поляне. Через несколько секунд Алор, придавив амазонку своим мощным телом к земле, сумел связать ей за спиной руки кожаным ремешком. Пока он этим занимался, она успела до крови разгрызть ему плечо. Перевернув строптивицу на живот, Алор сел на её ноги и быстро связал их вместе.
     Амазонка, очевидно сообразив, что она бессильна против этого крепкого воина, перестала извиваться и дёргаться, пытаясь порвать узы. Алор отнёс её к платану и усадил, прислонив спиной к стволу, после чего встал, внимательно и нежно глядя на девушку, вытер со лба капельки пота.
     - Ты будешь моей, - сказал он твёрдо. – Ты будешь моей женой!
«Дикая кошка!» - подумал он про себя с восхищением, зажав ладонью искусанное плечо и вытирая кровь с рассечённой губы. «Как же мне пробудить в тебе любовь, желанная девушка?». Интуитивно он чувствовал, что тоже понравился ей. В глазах её сквозь негодование и злобу явно просматривалась симпатия, а может, и нечто большее…Бессильно покрутив торсом и издав досадно - рыдающий громкий стон, амазонка прислонилась к стволу, свесив голову набок и закрыв глаза. Признав своё поражение,
она успокоилась, очевидно поняв бесполезность волнений и сопротивления. Грудь её высоко вздымалась при каждом, всё более редком вздохе.
     Алор взнуздал лошадь, долго фыркавшую и бесполезно метавшуюся, которая вздрагивала и дёргалась при каждом его движении. Но поглаживания гривы успокоили и её. Поправив нехитрую сбрую, Алор набросил ей на спину рысью шкуру и подошёл к девушке, поднял её и положил себе на плечо. Придерживая правой рукой ноги пленницы, левой он подобрал повод лошади и двинулся в чащу, к тому месту, где оставил своего коня.

                                                                 IV

     В селение Алор со своей добычей приехал уже затемно, так что никто, кроме стражей, их не видел. Он отнёс девушку в свою спальню, положил на ложе и освободил от пут.
     - Я приду к тебе завтра. А сейчас спи! – сказал он и вышел, заперев дверь.
 Служанкам Алор приказал обеспечить всё необходимое, а страже – зорко охранять её. Серьёзный, но наполненный радостью от случившегося и от смутных ожиданий, он отправился спать в свободную комнату. Ещё долго думал он о своей амазонке, чувствуя, что тоже понравился ей, пока, наконец, сон не сморил его.
     Наутро Алор сходил с Хозергом к отцу рассказать о своей поездке в Георгиппию. В дверях он увидел Сарсат.   
     – Не приходи больше ко мне, – сказал он ей твёрдо и поспешил к себе, думая лишь о
 пленной амазонке. «Зачем я это сделал? – думал Алор с волнением, - она была свободна и красота её – от этой свободы, её прелесть – в её независимости. Это особая женщина. Покорившись мне, она увянет, как сломанная ветвь. Если я подавлю её волю, она просто перестанет мне нравиться. - Нет, я не должен делать этого! Её нужно либо отпустить, либо жить, играя с ней, принимая её на равных.
      – Да, но как мне добиться, чтобы она вступила в эту игру? Она уже потерпела поражение при встрече со мной. Неужели этим всё испорчено?»
     С такими невесёлыми мыслями Алор тихонько вошёл к своей пленнице. Она сидела, поджав ноги и обхватив руками колени, прислонившись спиной к стене и тоскливо смотрела в никуда. Её глаза были наполнены спокойствием и грустью. У её ног стояло блюдо с нетронутым жареным мясом, миска очищенных орехов и кувшин с отваром сладких сушеных фруктов. Услышав скрип закрываемой Алором двери, девушка внешне равнодушно посмотрела на него и снова отвернулась, как бы не отреагировав на его появление. Впрочем, интерес все же мелькнул в ее глазах. Алор заметил это. «Она тоже все понимает и ждет от меня мудрых поступков. Только смогу ли я быть достаточно мудрым?» Алор чувствовал интуитивно, что девушка не даст ему права на ошибку, хотя не исключает их сближения.
     От этих мыслей его мозг достиг такой степени напряжения, что он ловил уже каждое дыхание амазонки. Он отдавал себя в плен своей пленнице. Между ними возник невидимый мост желания контакта. Не отрывая взгляда, Алор медленно подошел к девушке и бесшумно сел, подогнув одно колено и уперевшись рукой в пол. Девушка следила за его движениями живым и настороженным взглядом. Помолчав немного, он приложил к своей груди растопыренную кисть правой руки:
      - А-лор, - сказал он, слегка растягивая звуки. – Меня зовут А-лор!
 Девушка резко и неожиданно сорвалась с места. Алор поймал ее уже возле двери. Стиснув в объятиях своих мощных рук, он страстно поцеловал ее в губы.Она еще долгобилась и пыталась вертеть головой, но постепенно успокоилась и даже закрыла глаза, не понимая, что происходит. Алор с наслаждением прижимал к себе горячее вздрагивающее тело юной амазонки. Внезапно он понял, что сегодня уже нельзя продолжать и, освободив ошеломленную девушку из объятий, вышел из комнаты,
удовлетворенный исходом встречи.

                                                                 V

     Наутро задрожала земля от конского топота. Сотни лучших воинов и тысячи зрителей собирались к княжескому дому на весенний праздник молодости и силы. В результате состязаний должен был определиться лучший воин племени. Всюду царило веселье, на огромных вертелах жарились бараны, распространяя по всей округе аппетитный запах мяса и жира, с шипением капающего в огонь.
      Женщины и старики спешили занять места на возвышении, всюду бегали довольные мальчишки и девчонки. Повсюду слышались шутки и смех. Наконец все устроились на своих местах. Людское море затихло, глядя на выстроившихся наготове всадников. Грянул сигнал – удар мечом о медный щит, и сотни скакунов сорвались с места, оставляя за собой клубы пыли и фонтаны песка.
     Пленная амазонка сидела на возвышении недалеко от княжеского кресла под охраной двух стражников и нескольких служанок. Ее очень интересовало происходящее. Она видела, что многие внимательно рассматривают и ее. Отверженная Сарсат что-то недобро шептала своим подругам, показывая взглядом на амазонку, которая отличалась от остальных присутствующих девушек и женщин независимым гордым взглядом, спокойной уверенной красотой, отсутствием украшений и румян и еще какой-то свежестью, силой, которые казалось, лучатся у нее изнутри.
     Толпа с бурным восторгом встретила победителя скачек Алора. Он опередил преследователей не менее чем на десять торсов лошади. После недолгого перерыва двадцать лучших всадников начали соревнования по стрельбе из лука, в которых снова одержал победу молодой княжич. Амазонка с нескрываемым восхищением смотрела на своего пленителя. Когда же он, одержав победу над лучшим борцом, с блестящим от пота торсом, улыбаясь, помахал ей рукой, она вскочила и, ускользнув от ошеломленных стражников, быстро подбежала к Алору. Глаза ее горели восторгом и радостью.
Приложив к груди правую ладонь, она шепнула ему: «Я – Лоя!» Поцеловав в щеку растерявшегося победителя, Лоя также неожиданно убежала на свое место. Поведение амазонки было настолько непривычным для всех, что ошарашенная публика еще долго восторженно гудела.
     Племя, разбившееся группами вокруг костров, пировало до утра. Беглые греки удивляли всех танцем «Сиртаки» на раскалённых углях. Обсуждали успехи княжича, необычное поведение амазонки, вспоминали прошлое, загадывали на будущее, обнимали подруг, да разве обо всем расскажешь! 
     После вручения приза – прекрасного белого скакуна с черными носочками у копыт и черной звездочкой во лбу, Алор долго еще принимал поздравления друзей и товарищей. Но взгляд его был рассеян: он думал о предстоящей встрече с Лоей. Вечером, надев еще неношеный наряд и подойдя к двери, за которой была его любовь, Алор вдруг остановился, пытаясь успокоиться. Но сердце почему-то стучало все сильней.

                                                                 VI

     Переборов в себе нерешительность, Алор вошел в комнату. Лоя обрадовалась, увидев его. Глаза ее улыбались и были наполнены каким-то озорством и тайной. Алор, широко раскрыв глаза, смотрел на ее протянутые руки, стройный стан, покрытый лишь легкой тканью, под которой угадывались очаровательные формы. Лоя была торжественна и соблазнительна. Казалось, что от нее, как от цветка, исходит какой-то чудный аромат. Алор долго мечтал об этом, но не думал, что это случится так скоро и так прекрасно. В эту ночь они были счастливы… Она лежала на его груди, преисполненная тихой радостью,
 закрыв глаза и безмятежно улыбаясь, как ребенок:
     – А  знаешь, я полюбила тебя, как только увидела впервые. Ты пленил меня, а я была этому рада.
     - Зачем же ты тогда пыталась меня убить, чуждалась меня?
     - Я сама не знаю почему. Это трудно объяснить.
Алор нежно гладил Лою по спине и волосам, удивляясь бархатистости ее кожи. «Какое счастье! – думал он, - люди и рождаются на свет ради такого счастья».

                                                                VII

      Старый князь вызвал к себе Алора, озабоченный тревожными вестями, принесенными странниками:
      – Сын мой! Ты должен немедленно выехать на побережье и узнать как можно подробнее, что замышляет молодой македонский царь Александр, нынешний повелитель греков, и насколько его планы угрожают нам. Возьми с собой отряд своих воинов и через две недели возвращайся.
     Путешествие, которое раньше обрадовало бы Алора, сейчас тяготило его. Он непрестанно думал о Лое. «Она колдунья. Я целиком принадлежу ей. Это жутко, но как приятно!»
     На побережье, в колониях греков он усиленно старался собраться и сосредоточиться на данном отцом задании. Он разговаривал с фанагорийскими вельможами, афинскими купцами, скифами – изгоями в Георгиппии, с бродягами Синдики, беглецами из Греции. Из этих бесед он набросал примерную картину событий, поспешив успокоить отца, что Великий Парис, как называли Александра Македонского, скорее всего, не станет вести свои войска через Кавказ, тем более, ослабленные предстоящей войной с Персией. Снова и снова его мысли возвращались к  Лое.

                                                                 VIII

     Алор летел к своей подруге на крыльях страсти и любви. Все в этом мире казалось ему мелким и неважным. Даже боги, казалось, улыбаются ему по-дружески, потеснённые Лоей, вышедшей на первый  план его сознания. Тем не менее, он терпеливо выслушал Хозерга, доложившего ему обо всех событиях, произошедших в стане в его отсутствие, отдал свои распоряжения, стараясь не пропустить ни одной мелочи. После этого он принял теплую ванну, настоянную на целебных травах, надел свежий персидский халат и вошел к Лое. Она кинулась ему на шею, засыпая поцелуями. Их сердца ликовали,
 истомленные ожиданием встречи. Алор застыл изумленный, наливаясь титанической силой. Лоя, смеясь, схватила его за руку, потянула вперед. Словно хищник, он рванулся за ней на шкуры. Лоя, сделав сальто через голову, со смехом дразнила: 
     - Не поймаешь, не поймаешь!
     - Ну, держись! – сказал Алор и сделал второй прыжок, ставший удачным. 
      Лоя отдалась ему с пылкой страстью истомившейся любовницы. Любовь их была жаркой и подвижной. Не помня ничего и не видя, целуя и лаская друг друга, наполненные нечеловеческой энергией и негой, воспринимая лишь любовь друг друга, тела их свились, словно клубок змей, губы сцепились в судорожном сухом поцелуе. Никто не знает, сколько это продолжалось. Лоя была весела и разговорчива. Она без умолку болтала о каких-то пустяках, сверкая глазами увлеченного человека, возбуждая Алора все сильнее.И все начиналось сначала. Шутки, болтовня, смех, беготня, и снова
неистовая страсть. Лишь под утро утомленные любовники уснули беспокойным сном, обнимаясь и целуясь во сне. Когда Лоя проснулась и встала выпить воды, ее развеселил вид утомленного Алора:
     - Ты устал, - сказала она, - ложись на живот, я восстановлю твои силы.
Алор молча повиновался. Лоя, смочив руки в настое степных трав, смазала влагой мускулистое тело воина. После обтирки сухой тканью кожа его стала рыхлой и податливой. Лоя, прогладив его спину ладонями, начала делать массаж. Алор никогда не испытывал ничего подобного. Сильные, мягкие и ласковые руки Лои быстро прогоняли из его тела остатки усталости и наполняли свежестью и силой. После похлопываний пальцами и поглаживаний по волосам Лоя, озорно шлёпнув ладонью по
ягодице Алора, весело заявила:
     - Всё! Теперь ты снова свеж, вставай!
Алор продолжал лежать, расслабленный, не подавая признаков жизни, как бы даже не дышал, погружённый в приятную истому. Через минуту он воровито открыл один глаз, посмотрел на свою великолепную подругу и неожиданно, с улыбкой бросился к ней. Их счастью, казалось, не будет конца.


                                                                 IX


       Двадцать искусных вышивальщиц готовили  Лое свадебный наряд. Девушка ушла к ним с утра, поцеловав в лоб спящего жениха. Но уже через полчаса оба стража княжича спали мертвецким сном, усыплённые снадобьем, подсыпанным в кумыс, которым угостила их коварная Сарсат. Змеёй она шмыгнула в спальню Алора и, раздевшись догола, легла рядом с ним. Гипнотическим взглядом смотрела она на своего бывшего любовника, невесомыми движениями поглаживая ему волосы. Когда спящий Алор обнял ее, в дверь вошла Лоя.
     Разум её помутился от увиденного. Она быстро выскочила, испугав очухавшихся стражников. Когда фыркающая лошадь вынесла её на косогор, плачущая Лоя спрыгнула наземь и с криком легла на кинжал…
     Алор похоронил свою подругу на том месте, где нашел её, лежащую навзничь с торчащим из спины лезвием, уложив в могилу богатые украшения. Скифы насыпали на этом месте курган и установили на его вершине огромную каменную скульптуру амазонки.  
     Предания гласят, что был безутешен и печален Алор, потеряв свою любовь, до конца дней своих…



Просмотров: 3607,  Автор: Александр Марюхин
Понравилось: 0      
Другие статьи автора Александр Марюхин: (3) (Клик для открытия)

Добавить комментарии

Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваш сайт:
Сообщение:


Использовать HTML-теги запрещено!
Security Code:


 






© Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование материалов,
опубликованных в сетевом журнале Friends-Forum.com " ФРЕЙМ " допускается только
с указанием гиперссылки (hyperlink) на frame.friends-forum.com
Рекомендуемая резолюция монитора 1024х768 пикселей.




Израиль по русски. Каталог-рейтинг израильских сайтов