≈ Журнал Friends-Forum.com ≈
 
Главная
 
Выпуск #32
03/04/2011
Просмотров: (22284)
ПОЭЗИЯ
ПРОЗА
ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ
УВЛЕЧЕНИЯ
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
ФОТОПУТЕШЕСТВИЯ
ПСИХОЛОГИЯ
ОТ РЕДАКЦИИ
ВЕРНИСАЖ
НЕИЗВЕДАННОЕ
КИНО
ПАМЯТЬ
КУЛЬТУРА
 
 
 
Архив
 
  Поиск:
 


  Добавить статью
  Пишите нам
 
 
Вход для авторов


Женский журнал Jane
Интернет каталог сайтов - JumpLink.ru
WWWCat: каталог интернет-ресурсов
Narod.co.il Top 100


Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, Реклама!
Fair.ru Ярмарка сайтов
Знакомства Cайт знакомств, девушки, мужчины, женщины, любовь, знакомство cлужба знакомст


Сейчас в эфире[3]:
 Гостей: 3
 Участников: 0


  Зажгите поминальную свечу

Однажды прочитав стихи Михаила, я поняла, что он не просто хороший поэт, а гений! Мне знакомо творчество многих современных поэтов, но подобных Розенштейну не нашла. Над его стихотворением "Маме" я плакала, а потом читала его своим друзьям и знакомым... Прочитайте его стихи: поймите их глубокий смысл, оцените красоту образов. Полюбите эти стихи! Талант от Бога не должен быть незамеченным! Очень и очень рада, что Михаил откликнулся на мою просьбу и любезно согласился стать постоянным автором журнала.   C уважением, ваша Элла Петрицкая-Фридман (ellakop).

***

Мысли вслух

Жизнь высчитана до гроша,
Но слава Богу, что не нами,
и память, листья вороша,
бредёт неспешными шагами.
Жизнь, так уж вышло, прожита,
и даже, кажется, не мною,
но был я скрипкой и трубою,
и был - надежда и тщета.
Я был - надежда и беда,
я был и скрипкой и трубою...
мне не случилось стать собою,
но был я рядом иногда.

***

Как будто март и дальний запах дыма...

Как будто март и дальний запах дыма,
как будто голоса и огоньки,
как будто ты, любимая, любима,
и в трубке телефонные гудки.
Как будто март, и время жизни - осень,
и на столе невыпитый коньяк,
и всё, что было, помнится не очень,
и небо золотится на краях.
как будто жизнь промчалась на почтовых,
взметая шлейф молвы и чепухи,
как жаль, что мы живём на свете, чтобы,
писать свои печальные стихи.
Как хочется укрыться и согреться,
и, засыпая, пожалеть о том,
что вот опять прихватывает сердце,
и тишина окутывает дом.

***

Романс

Дожди начала сентября
играют песенку простую -
мол, всё на свете не впустую,
и всё не зря, и всё не зря.
И сероглазая заря
грустит над светлыми холмами,
и всё, что было между нами,
и всё, что не было - не зря...

Любовь, вспорхнувшая на миг
среди судеб неторопливых,
прости нас, грустных и счастливых,
прости нас, грешных и смешных...
Прости нас, глупых и смешных,
пустыми занятых делами,
ты - осенившая крылами
нас - одиноких и немых...

И помню я пока живу -
вот дождь летит, не прерываясь,
и ты глядишь, не отрываясь,
на потемневшую траву.
И тени пляшут по углам
дождя ли, веток...в самом деле -
как мало мы тогда хотели,
как много нужно было нам...
 
Прости нас, что тебе с того,
что мы по-прежнему бездомны?
...и небеса опять бездонны -
такое нынче волшебство.
Такое нынче волшебство -
туман уходит, тая, тая...
всё та же песенка простая
звучит - и больше ничего.

***

Этот город...

Я люблю этот город
с его безмятежным смятеньем,
с летом полным жары
и тяжёлым дыханьем зимы,
и в протоках его
переменчивость света
и тени,
так похожую на
переменчивость света
и тьмы.

Погляди на меня
со своей снисходительной грустью,
отразись в небесах безучастно -
там всё как всегда,
Вечный город,
святое,
смешное моё
захолустье,
сердце мира,
открытая рана его
и морщинка
у рта.

***

Над Иерусалимом облака...

Над Иерусалимом облака,
ты не поверишь, цвета апельсина,
вот облако кудлатое, как псина,
вот облако, как детская рука.

А вот закат раскинулся, высок,
над светлыми, над вечными холмами...
читай свои молитвы на восток,
мой имярек, неясными словами.

Читай свои молитвы на восток,
они дойдут куда верней, чем почта,
клочок земли, и неба лоскуток,
да вечность между ними - вот и всё, что

есть у тебя...в трясущихся руках
неси авоську банок из-под пива...
а над землёй немыслимо красиво,
гляди, плывут в закате облака.

И, голову задрав, остановись,
смотри - меж ними, выше всех печалей
неспешно уплывает чья-то жизнь...
уж не твоя ли, милый, не твоя ли?

***

Кочевник

Услышишь ли поезд далёкий,
тревожный,
вечерний,
увидишь ли поле в тумане,
в рассвете,
в закате,
и вспомнишь, что сам ты на свете
всего лишь
кочевник,
кочевник, идущий по солнцу и звёздам,
и кстати -
смотри, кто вон тот, неуёмный,
весёлый,
патлатый,
небритый, живущий с дымящей в зубах сигаретой...
да нет, быть не может...
куда ты уходишь?
куда ты
бредёшь по просёлкам неслыханной родины этой?

Дорога. Дорога.
И запах дарёного хлеба,
и водки стопарик,
что нынче привычней
и горше.
Как складно всё вышло,
но как это было нелепо!
Но как это было прекрасно,
о, Господи Боже!
Так значит, сыграем
на струнах натянутых рельсов
попытки мелодий,
бездомных, бездумных, осенних...
Такая судьба.
Заходи.
Отдохни и погрейся.
Хотя бы до завтра.
Сегодня у нас
воскресенье.

***

Маме

...и на тех берегах отдохни, потому что на этих
всё тревожнее жить, и зима, и уже холодает,
так бывает, что раз в непонятно как много столетий
наше время случается, и иногда совпадает
с этой жизнью, которая, как ни верти и не путай,
начинается в срок, и идёт, и течёт по расчётам,
сотворённым Всевышним, а может, Христом или Буддой,
или кем-то ещё - ты же знаешь, ты ведаешь, кто там.
Всё теперь позади - и дела, и счета и разлады,
и тоска, и букварь, где доныне не вымыта рама,
и не надо всё помнить и знать, потому что не надо, -
там, на тех берегах всё иначе, не правда ли, мама?
Там, на тех берегах, за рекой под названием Лета
ты увидишь отца - я же помню - ты очень хотела,
ты поделишься с ним новостями о том и об этом,
и, конечно, заплачешь, заплачешь - да в этом ли дело?
Дело в том, что опять, как всегда, ничего не заметив,
проскрипит часовой механизм, переменится дата...
Ты на тех берегах отдохни, потому что на этих
холодает. Зима. Начинается время расплаты.

***

Зажгите поминальную свечу

Зажгите поминальную свечу...
Обычный день
неторопливо прожит,
мне что-то неспокойно,
я молчу,
и медленный мороз ползёт по коже.
Я вспоминаю тех, кого не знал
в своей судьбе - весёлой и пустяшной...
Была война и полночь,
и вокзал,
и поезда, ревущие протяжно.
И детский плач, и бесполезный вес -
баулы, чемоданы и котомки.
О, мой народ,
ты здесь сошёлся весь -
вглядись в свои последние потёмки!
Сквозь страх и бред,
сквозь паровозный чад
прислушивайся к тьме,
и ты услышишь
и лай собак,
и болтовню солдат
до ужаса похожую на идиш.
А дальше будет мерный стук колёс,
покатятся составы по планете,
твои глаза полны надежд и слёз,
но всё уже окончено на свете.
Смотри, звезда высокая горит,
измученные, засыпают дети,
мой прадед начинает Шахарит,
но всё уже окончено на свете.
Господь велик. Велик и справедлив.
Теплушки стали. Прибываем к Лете.
Мой прадед дочитает Маарив,
и всё уже окончено на свете.
...Зажгите поминальную свечу,
мне что-то неспокойно,
я молчу.
Моя давно убитая родня
из тех вагонов смотрит на меня.

Примечания:
Шахарит и Маарив - соответственно, утренняя и вечерняя еврейские молитвы.

© Михаил Розенштейн 



Просмотров: 1772,  Автор: Михаил Розенштейн
Понравилось: 0      
Другие статьи автора Михаил Розенштейн: (5) (Клик для открытия)

Добавить комментарии

Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваш сайт:
Сообщение:


Использовать HTML-теги запрещено!
Security Code:


 






© Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование материалов,
опубликованных в сетевом журнале Friends-Forum.com " ФРЕЙМ " допускается только
с указанием гиперссылки (hyperlink) на frame.friends-forum.com
Рекомендуемая резолюция монитора 1024х768 пикселей.




Израиль по русски. Каталог-рейтинг израильских сайтов