≈ Журнал Friends-Forum.com ≈
 
Главная
 
Выпуск #25
29/03/2007
Просмотров: (89970)
STUFF
ЖИВОТНЫЕ
ИХ НРАВЫ
ЛИТЕРАТУРА
ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ
БУДУАР
СЕТЕВАЯ ПАУТИНА
СУМЕРЕЧНАЯ ЗОНА
ПРОЗА
КТО ЕСТЬ КТО
КИНО
ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ
БАЙКИ ИЗ СКЛЕПА
ФОТОГРАФИЯ
ФОРУМ ШУТИТ
ОТ РЕДАКЦИИ
ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ
 
 
 
Архив
 
  Поиск:
 


  Добавить статью
  Пишите нам
 
 
Вход для авторов


Женский журнал Jane
Интернет каталог сайтов - JumpLink.ru
WWWCat: каталог интернет-ресурсов
Narod.co.il Top 100


Раскрутка сайта, Оптимизация сайта, Продвижение сайта, Реклама!
Fair.ru Ярмарка сайтов
Знакомства Cайт знакомств, девушки, мужчины, женщины, любовь, знакомство cлужба знакомст


Сейчас в эфире[2]:
 Гостей: 2
 Участников: 0


  Прогулка на краю

                                        Прогулка на краю


«Не правда ли, странное дело? Вдруг жизнь оседает, как прах,
как снег на российских дорогах, как песок в аравийских степях»

 (не помню кто)

     Несколько дней  назад  я вернулся домой  из городской больницы после полостной операции.
    Корпуса новой больницы, являющейся  и медицинским центром всей северной Галилее,  расположены за городом, в   большой оливковой роще, в окружении плантации цитрусовых..
     Попал я туда по поводу  паховой грыжи.  После нескольких грубых намеков со стороны  «природы» (она же  и  Б-г  для верующих) на то,  что  мол  пора собирать  манатки – де уже и возраст  приличный.. Т-е .стоимость свечей на торте стала дороже само именинного торта
     Не удовлетворившись объяснениями,  полученными от участкового хирурга (на иврите на пополам  с английским),  о том,  что  мол всё пройдет само, я  (с третьей попытки!)  получил направления на всякие предоперационные осмотры и  анализы. Один из хирургов  больницы  по фамилии Ваксман, бывший главный хирург Биробиджана, увидев меня  во время  предварительного визита,    вспомнил моё лицо и  сказал примерно: «Сей клиент мой!». Я, чуть было,  не  ляпнул: «Элементарно, дорогой Ваксман,  мы встречались здесь же в госпитале полтора года назад, когда  Вы оперировали мою жену…».
Я обрадовался, т.к. в городе у него  очень хорошая репутация,  она же и реноме «художника со скальпелем»  (хоть скальпель и не   шпатель!). Очевидно, что врачи предпочитают   пациентов, с которыми проще общаться. Например, среди хирургов много арабов - друзов -  к ним попадают все  пациентки из многодетных арабских семей – в основном по поводу  неприятностей  «по нижнему этажу».  
      Пройдя  через кабинеты пяти (!) специалистов и претерпев уйму проверок ,среди них половина заведомо для самостраховки этих специалистов   Например  энтерогастролог – на ректоскопия ,  невропатолог – на проверку  кровообращения  в кровеносных сосудах  головного мозга с применением эффекта Доплера,  хирург – на ультразвуковую проверка сердца,  плюс еще несколько  обычных стандартных анализов и длительная беседа с анестезиологом – курносым и скуластым  молодым  «русаком», который  задал  кучу  вопросов (слава богу,  что   « на великом  и могучем » ). Самым интересным был вопрос о  том, сколько вешу без ботинок — видимо, чтобы знать,  какая мне  причитается доза снотворного.
      Через три месяца  я  был назначен, наконец,  на операцию.
Приехал в 7 утра с папкой, содержащей   справки  и графические  материалы , как было указано в  приглашенье.
     Вошел на территорию , преодолев встретившиеся при входе  всяческие  лестницы,  переходы, направляющие  ограды перед воротами металлоискателей  на двух  последовательных  контрольно – пропускных  постах, на которых последовательно   проверяют  вещи,  и документы , вошел .

      Всё это теперь для меня представляет трудно преодолимыми  препятствиями,  равно  как и   встречные потоки  людей, среди которых нужно лавировать.. Причина   в том, что. после останова,   изменения  направления  либо  вынужденного замедления  движения,  задерживается  поступление нервных управляющих импульсов  к мышцам ног. Я начинаю «гарцевать» на  месте (т.н. «приступ дрожательного паралича»,  характерный  для болезни Паркинсона). После истечения какого-то короткого периода времени,  зависящего от степени усталости  или, наоборот, от  волевого напряжения,  можно продолжать движение.
     Один знакомый предположил, что я “ забываю отпускать ручной тормоз перед нажатием на газ!”
     Было ещё рано. С трудом среди десятка  корпусов разыскал регистратуру хирургического отделения — слава богу,  всюду есть надписи и по-английски. Сижу на бетонной скамейке  в саду,  жду пока в  начнется работа регистратуры Ззполнил анкету на иврите, (не без труда), чтоб не дожидаться русскоговорящей сотрудницы, подумал: ” Слава Богу, что “птички и клетки для них”, такие же  как и в России, разве, что расположены справа от  текста вопроса на иврите”.
     Поднимаюсь в новое, недавно перестроенное хирургическое отделение. Впечатляет: 12 операционных блоков, пристроенных вокруг большого реанимационного зала.  Стеклянные трубы - шахты скоростных лифтов ведут из холла (во  всю высоту здания) на этажи и  на крышу - к вертолетной площадке.
      В отделении  хирургов еще нет,  да и  место моё еще не освободилось. Уже двое суток голодаю, как было велено,  и  с предыдущего вечера не пил. Сижу в маленьком  холле на этаже, смотрю  через застекленную веранду на  сады и рощи  западной Галилеи и на горы недалекой   ливанской границы. Хочется спать. Через несколько часов подходит сестра и просит зайти в маленькую регистрационную комнату. Взяла мои документы, что- то ещё спросила и вышла,  разрешив еще  посидеть. Какое-то время рассматриваю  арабо-англо-иврито-русскую  санпросветительскую литературу,  По надписям на  корешках  папок,  стоявших на полках,  определил на глаз соотношение  между количеством наиболее ходовых операции  в зависимости от пола. Очень много операций по поводу резекции молочной железы. Пожалел мысленно женщин.
      Перевел с  итальянского  состав жидкости, которыми  заполнены капельницы в ящике под столом  (95%  дистиллированной воды — остальное пектины и соли!). Потом  залез с ногами на маленькую кушетку и заснул.  Через какое-то время пришла сестра. Разбудила  и пригласила в просторную двухместную палату с примыкающими туалетами и душем.  
     Койка у окна. Её можно занавесить и отделиться от соседа. Спросил соседа,  которого выписывают, сидящего одетым  на своей койке, на каких языках он говорить. Оказался родом из Туниса, приехал оттуда лет 15-ти,   владеет французским и ивритом. Высшее  образование получил  во Франции. Инженер – строитель. Владел  в городе домостроительным  заводом. Сейчас на пенсии, моложе меня на несколько лет. Частый гость больницы – перенес шесть операций (у него одна радость - очень хорошо окупил свои  страховочные взносы!).  Владеет  им  «одна, но пламенная страсть» - кулинария.  
Изобретает в своей кухне - лаборатории новые рецепты. В центре города у него дом с большим  садом, где выращивает более сорока (!) видов ароматических трав ( herbes  fines – «тонкие  травы»). Сказал  ему, что тоже на подоконнике выращиваю кустик розмарина. Спросил:  «Садовый или дикий? – Дикий лучше. Его следует собирать  на холмах вокруг Иерусалима». Тут в палату зашел за ним его сын  и они ушли.
      Вошел медбрат с  русскоговорящей сестрой, толкающей перед собою  какой-то агрегат. Сестра наклеила заготовленные печатные этикетки  с моими данными (Ф.И.О., адрес, телефон, паспорт,  дата рождения, час и дата поступления,  кто оформлял),  на коробке с зубными протезами, на очки,  на переносном телефоне,   на сумку с личными  вещами. Все эти данные  я только что прочёл на этикетке, сохранившейся на моей палке, и которую я сохранил, как сохраняют путешественники на чемоданах  наклейки от гостиниц, в которых им пришлось переночевать или проживать.  К тому же  её (палку) часто забываю,  после того, как куда-то прислоню, чтобы высвободить вторую руку, например у кассы в магазине или когда открываю дверь ключом. Получилось как татуировка на здешних собак - авось кто-то, в случае утери, приведет  её  домой или позвонит.
При такой организации, подумал я, возможно даже заготовлена и бирка для морга …на всякий  случай! 
     Сестра подвела поближе агрегат  с маленьким компрессором и какой-то электроникой — мгновенно надулась накладка,  померила давление и пульс. Давление оказалось высоким:  (« Волнуешься ? А зря —  волноваться  следует после операции! Ведь до ничего не бывает») .Приклеила куда-то распечатанную марку с  результатами замеров,  и вложила мне за щекой на  несколько секунд  тонюсенький градусник  размером со спички. Ушла. Медбрат дал  переодеться  в халат типа распашонки, застегивающийся  сзади  на одну завязку за шеей,   вколол  в вену  иглу от  капельницы и пожелал всякого везения. Вскоре действительно повезли —   пришел молодой  парень-араб, выкатил мою кровать  на  надувных шинах в коридор и,  вместе с другим парнем, везшего койку другого  пациента, громко разговаривая,  шутя друг с другом , ловко маневрируя в сужениях и  на многочисленных поворотах,  погнали наш «обоз»  по коридорам,  через холлы, мимо сидевшими и стоявшими многочиленными членами больших кланов арабов-посетителей с бегающими и шумящими детьми. Спустились в больших лифтах и прикатили  в «предбаннике» операционных блоков. Яркое искусственное освещение,  кровать окружена не плотно затянутой занавеской. В зале какое-то оживление. Похоже ординаторская.
      Большая  группа людей  (часть — в  зеленом,  часть —   в  синем),  что-то бурно  обсуждает. Слышу пунктирно воспринимаемый  иврит.  На общем  фоне  резко  выделяются  голоса,  говорящих  иногда  с арабским, иногда  с  русским  легкоузнаваемыми акцентами.  Из  перехваченного  выясняется,  что местный богатый  профсоюз  устраивает на пятницу-субботу поездку на теплоходе  в Турцию  с одной  ночевкой в шикарной гостинице. «Арабские» голоса  интересуются  у  ответственного  сколько детей можно  бесплатно брать с собою,  «русские» - что  можно оттуда привести. Чисто говорящие пожилые мужские голоса интересуются  «за» виски  и  сигары.  Через какое-то время  отодвигается  занавес,   и  человек  в синем  извиняющимся тоном объясняет по-русски, что «мой» хирург задерживается в другом месте на операции и прибудет лишь в 10 вечера. Предлагает либо отправится  домой,   и   приехать во вновь назначенный день, либо ждать до позднего вечера. Выбираю последнее.
      Поехали назад в палату с болтающейся  над  головой капельницей. Продремал, преодолев желания  пить и есть. В 10 вечера снова повезли, но на этот раз кругом всё пусто. Миновали «предбанник» и сразу ввезли в  большой  реанимационный зал. В середине — большое огражденное прямоугольное пространство типа конторки,   где находятся несколько женщин и стоят какие то шкафы.  К ним подходят то синие,  то зеленые ассистенты  из окружающих операционных блоков,  забирают  подносы  с комплектами и уходят. На противоположной стороне зала  различаю  ряд  светящихся экранов дисплеев.
      Мимо проходит высокий молодой араб с громко плачущим кудрявым мальчишкой на руках. Подошел к ним "русский" детский хирург. Чтобы успокоить мальчика достал пару  латексовых прозрачных перчаток, «профессионально» надул их — получилось как  бы два ёжика. Успокоенного мальчика увезли с его подарками. Тут и меня  кто-то повез. Увидел над собою два  рефлектора. Перенесли  на стол,  Надо мною, со стороны головы,  наклонился  ассистент,  который стал меня ловко привязывать ремнями с липучками. Я его спросил:
    - Что же вы меня  всего  распяли,  словно Андрея  Первозванного  на косом «Андреевском» кресте?
    -  А  знаешь, сколько всяких датчиков нам нужно  закрепить?  Скажи ещё спасибо, что только  четырьмя членами обходимся ! (??).
Тут надо  мною наклонилось женщина с красивым лицом,  которая протянула ко мне маленькую прозрачную маску.  Последняя мысль: «щась вознесусь…»
Легко проснулся, сладко зевнул.  Посмотрел время на больших настенных часах – 2 часа ночи.  Прошло 4 часа. В зале реанимации никого. За мною что-то пикает – как обычно в сериалах про врачей скорой помощи. Тут я почувствовал не очень сильную, но  тягучую боль. «Кто-то, верно,  лазил по моим подвалам,  да не всё уложил по местам» - подумал я.  (Позже выяснилось,  что мне закрепили  в паху большую пластмассовую  сетку, чтобы заделать  дыру в брюшине). Отвезли назад.
     В палате темно,  свет приходит из открытой двери. Страшно хочется мочиться  (видимо было слишком большое поступление жидкости  из капельницы). Ищу в темноте звонок к дежурной. Потянулся не той рукой -  чуть не вырвал  иглу капельницы. Как это будет на иврите «утка»? Слово знакомое, но только в  орнитологическом  смысле. Нажал на кнопку.… Из коридора появляется тонюсенькая,  странно одетая в белом, девушка. На голове два белых платка  нижний – косынка посреди  лба,  верхний — треугольный, завязанный узлом под подбородком (хиджаб). Белый  то ли китель, то ли пиджак , застегнутый  на все мелкие пуговицы, доходящий до середины бедер, плотно облегает стройную фигурку. Такого же цвета штаны с узкими, тоже  плотно облегающими штанинами до самых туфелек (без задников, разумеется, ввиду того, что их  следует,  как минимум,  пять раз на день снимать и одевать). Объяснили мне потом, что это девочки из какого-то  благотворительного мусульманского общества. Попросил  на иврите «бутылку для мочи»  Принесла знакомой формы сосуд  из папье-маше (!). Облегчился. Через какое-то время хотел еще раз воспользоваться. Не тут то было!  Взялся за узкую горловину, но под воздействием  горячей жидкости папье-маше размокло,   и сосуд согнулся пополам. Хорошо хоть,  что пролившаяся жидкость (после трехсуточного  голодания!) была без цвета и запаха. Попросил замену. Утром  пришла русская сестра. Дала попить и сняла липучку  со шва  длиной 12 см. Удивили меня  сверкающие  скрепки,  в количестве 7 штук,   и толщина кожи на еще несросшихся  краях  надреза,  После приятель, у которого дочь хирург,  пояснил – у  человека почти  всё как  у  свиньи:  толщина кожи,  размер сердца и пр.
     На утро прошел описанный выше «измерительный комбайн». Группа врачей, с начальником отделения во главе, проводит обход. Слышен из коридора, как он командным голосом кого-то разносит, за то,  что тот  своевременно не начал финансовые процедуры по отношению к больному,  которого не забрали во время.
Входит группа, среди  них и  Ваксман.
     -Жалобы есть? – спрашивает начальник отделения.
 Хотел сказать, что у меня небольшое местное воспаление.
Как это  будет «воспаление»? Воспаление – полымя  - пламя. По-английски  «flame».  По-французски  inflammation. Если  произносить на английский  лад – получится «инфлеймэшн» - скорее  всего,  есть  такое слово. Всё это в уме протекает мгновенно  (Сказывается, все  таки,  большая практика синхронного перевода!).  Говорю на иврите:
    - Вот у меня небольшое  местное  «инфлеймэшн». 
    - Что он говорит? – обращается  к  Ваксману  начальник отделения.
Тот со своего  небольшого  роста, засунув поглубже  кулаки  в карманах халата, равнодушно объясняет (думаю и не без ехидства!) :
    - Он вам объясняет по-английски,  что у него небольшое воспаление.
 Конечно,  вся эта братия знает английский,  а вот начальник термин подзабыл!
На следующий день,  при обходе,  начальник спросил:
    -Как твоё «инфлеймешн» – Порядок? Сегодня вечером выписываем!
     Вернувшись, проверил свою импровизацию в Oxford dictionary – угадал!
     Операция  прошла замечательно, а вот болезнь Паркинсона, «Как матушкины слёзы, всегда она с  тобою… ».



Просмотров: 2346,  Автор: Василий Грановский
Понравилось: 0      
Другие статьи автора Василий Грановский: (6) (Клик для открытия)

Добавить комментарии

Ваше имя:
Ваш E-mail:
Ваш сайт:
Сообщение:


Использовать HTML-теги запрещено!
Security Code:


 






© Все права защищены.
Воспроизведение, распространение в интернете и иное использование материалов,
опубликованных в сетевом журнале Friends-Forum.com " ФРЕЙМ " допускается только
с указанием гиперссылки (hyperlink) на frame.friends-forum.com
Рекомендуемая резолюция монитора 1024х768 пикселей.




Израиль по русски. Каталог-рейтинг израильских сайтов